Рамзан не стал смертником!

Рамзан не стал смертником!

С чеченцем Рамзаном из Грозного я случайно познакомился в 2002 году в Петербурге, куда он приехал в командировку. Быстро сошлись — оказались схожими интересы. Потом ещё несколько раз встречались, когда он приезжал по делам. К сожалению, позже жизнь развела нас, сейчас я даже не представляю, где он и чем занимается. Но его рассказы о жизни в Грозном в 1990-х годах запомнились, наверное, навсегда. Особенно — в свете последних атак террористов — история про то, как он попал в лагерь ваххабитов. За давностью лет какие-то детали могли забыться, но они, наверное, не так важны.

ЛАГЕРЬ НА ОКРАИНЕ

Рамзан родился в Грозном и не уехал из города даже в самые лихие времена. Пережил и обе чеченские кампании, и годы правления Аслана Масхадова. В 1997 году он познакомился с ваххабитами и едва не стал одним из них. Об этом печальном опыте и рассказал мне Рамзан.

— Понимаешь, в советское время в городах Чечни мусульман почти не было. Помню, когда на рынке какой-нибудь старичок опускался на колени на коврик и начинал делать намаз, на него люди сбегались посмотреть. А в 1990-х годах появились мечети, ислам стал в народе популярным. Я и все мои родственники тоже стали мусульманами. Мой дяд, например, уехал за рубеж учиться богословию, позже стал опытным толкователем Корана.

А у нас началась война. После Хасавюртских соглашений к власти в Чечне пришёл Масхадов, а во многих городах появились базы ваххабитов. Грозный, конечно, не был исключением. У них был лагерь на окраине города, они жили своей жизнью по своим «понятиям». Масхадовцам не подчинялись, периодически у них случались конфликты. В общем, государство в государстве.

ЗНАКОМСТВО С ВАХХАБИТАМИ

У нас их называли «гхэзмашами» — «козлобородыми», потому что даже самые молодые из них пытались отрастить длинные бороды. Забавно было смотреть — стоит такой сопляк, а из подбородка пять длиннющих волосин торчит. Вылитый козёл! Но называли за глаза — у ваххабитов была слава людей опасных, конфликтовать с ними не стоило, тем более из-за такой ерунды.

Я познакомился с ними во дворе мечети, в саму мечеть они не заходили. Просто подошёл, поздоровался, они ответили. Завязалась беседа, мне было интересно, почему они не молятся. Они сказали, что прямо тут объяснять не хотят, но я могу вечером заглянуть к ним в лагерь. Мне понравилось, что они, вопреки своей репутации, вели себя очень скромно, постоянно упоминали Аллаха и обращались друг к другу «брат.»

Вечером, ничего не сказав родителям, я отправился к ним. Меня проводили в дом, где сидели несколько обитателей лагеря и пара-тройка гостей вроде меня. Мужчина в белой длинной одежде объяснил нам, что в нашей мечети молятся неправильно, что истинный ислам исповедуют именно они, ваххабиты. Потом появился Коран на арабском, и проповедник стал толковать нам его совсем не так, как мы привыкли.

НАСТОЯЩАЯ СЕКТА

Вскоре я стал частым гостем у ваххабитов. Я, как и все неофиты, был очень религиозен, а они строго соблюдали все обряды, всё делали с именем Аллаха. Для меня это было очень необычно. При общении с ними мне казалось, что я приобщаюсь к чему-то великому, чего ни мои друзья, ни родственники не понимают. А ещё этот толкователь Корана...

В общем, всё закончилось тем, чо я ушёл из дома и поселился со своими новыми «братьями». Нет, никакими наркотиками меня не кололи, военному ремеслу не обучали (это уже был следующий этап, до которого я, к счастью, не дошел). Уже много позже я понял, что это была самая натуральная секта. Сначала они захватывали душу, а потом превращали тебя в зомби. Я провёл в лагере не так много времени, но, клянусь, если бы мне в тот момент дали пояс смертника и указали цель, я взорвал бы себя и кого угодно — русских, чеченцев, родственников. Новые братья заменили для меня весь мир, а толкователь Корана казался самым мудрым и правильным человеком на свете.

ВОВРЕМЯ СПАСЛИ

Через пару недель родители, разыскивавшие меня, наконец-то узнали, что я ушёл к ваххабитам. Родственники (а они были не последние люди в Грозном) приехали на нескольких машинах к их лагерю. Часовой-ваххабит отказался пропустить их внутрь, но после долгих уговоров вызвал меня.

— Пойдём домой, Рамзан, — сказал отец.

— Мой дом здесь, — ответил я и показал на лагерь.

— Рамзан, не дури, поехали, послушай меня, я же твой старший брат, — вступил в разговор Магомед.

— Вот мои братья, — сказал я и снова показал на лагерь. — Уходите!

Но родственники у меня — люди крутые. Они схватили меня и запихнули в машину. Часовой-ваххабит попытался дёрнуться, но на него наставили несколько стволов (ничего удивительного — во времена Масхадова в каждой семье было оружие, мы — не исключение) и сказали: «Хочешь пулю? Давай». Он не рискнул.

Дальнейшее было как в тумане. Меня привезли домой, заперли в подвале. Я, как дикий зверь, бросался на стены и выл. Сейчас вспоминаю — это же ужас! Да и то, что я отрёкся от родственников, от дома, для чеченца просто отвратительно. Но я тогда был сектантом вне национальности.

Потом, когда я обессилел, мной занялся тот самый дядя, который уезжал учиться толкованию Корана. Мы с ним сидели и буквально по строчке проходили всё, что мне совсем по-другому объяснял проповедник ваххабитов.

— Ну, например, Рамзан, что здесь написано, — тыкалон мне пальцем в строку на арабском.

— Убивай неверных, где бы они ни находились, они не достойны жить, — заученно отвечал я ему.

— Да нет же, тут всё по другому, — объяснял мне он. — Смотри, тут написано так: «Если неверный убил твоего родственника...»

И так далее. Месяц мы, наверное, так с ним сидели каждый день по много часов. И в конце концов я «отошёл», оттаял. Понял, что меня просто «разводили», чтобы потом использовать в своих целях. С тех пор я к ваххабитам ни ногой, всячески старался избегать их. Потом, уже не со слов дяди, а из жизненных примеров стало понятно, что они за люди.

ДВА РАССТРЕЛА

Помню, как-то случай произошёл на рынке. Об этом весь Грозный судачил. Женщина, уже немолодая, но очень хорошо одетая, пришла, встала в очередь за курами. С продуктами тогда не очень было, даже на рынке очереди. И вдруг два ваххабита появляются. Уже немолодые, явно не грозненцы, откуда-нибудь из аула, наверное, тогда таких много было.

Они прошли в начало очереди и сказали торговке, чтобы она дала им пару кур. Очередь молчала, и только та немолодая женщина стала возмущаться. Тогда ваххабит подошёл к ней и отвесил пощёчину. очередь ахнула — бить женщину? В этот момент за спинами ваххабитов нарисовался здоровенный и тоже немолодой чеченец в камуфляже. Он, ни слова не говоря, застрелил обоих из ТТ. Потом они с женщиной сели в чёрный внедорожник и уехали. Ваххабиты вскоре прибыли на рынок и стали искать убийцу, но торговцы сказали, что ничего не знают, типа, очень испугались. Скорее всего, эти двое оскорбили жену какого-нибудь полевого командира, и он, увидев сцену из окна автомобиля, не стал выяснять отношения, а просто пустил в ход пистолет.

Был и ещё один случай. В гости к семье прилетела студентка из столицы — Мадина. Она — по столичной моде — вышла на прогулку в юбке чуть ниже колена. На улице её остановил молодой ваххабит Абдурахман (местный, с которым она когда-то училась в одной школе) и стал ей выговаривать за «нескромный» внешний вид. Она ответила ему, мол, не твоё дело. Он в ответ сорвал с неё юбку. Для кавказской женщины остаться посреди улицы в нижнем белье — это высшая степень унижения. Кое-как, прячась от прохожих, Мадина добралась до дому и, плача, рассказала обо всём брату, тоже парню не простому. Назвала имя обидчика.

Брат взял пистолет, пришёл к лагерю ваххабитов и, вызвав Абдурахмана, прострелил ему голову. Была долгая разборка между ваххабитами и масхадовцами с привлечением старейшин. В конце концов постановили, что Абдурахман был не прав — он не имел права срывать с Мадины юбку, а должен был пойти и рассказать про её «непристойное поведение» её отцу или братьям. И только они могли её наказать!

ВАШЕГО УБИЛИ!

— Однажды, — вспоминал Рамзан, — случай был смешной. Ваххабиты стоят на перекрёстке, что-то обсуждают. Вдруг перед ними резко тормозит машина, оттуда паренёк выскакивает: «Там вашего завалили!» — кричит и показывает куда-то за угол. Те понеслись в указанном направлении. Возвращаются — злые, как шайтаны, ругаются.

Оказалось, что за углом кто-то козла задавил. Ну а паренёк над «козлобородыми» пошутил. Рисковал, конечно, но всё хорошо закончилось, ваххабиты не запомнили ни его, ни машину.

Специально для GLOUP

+44
1287
15:56
+3
Очень интересно написано. На одном дыхании прочитал, спасибо!:slight_smile:
16:20
+1
Если это не заказная статья, то она очень крутая!:hand_splayed:
18:32
+2
По названию подумала, что пост про рамзана кадырова :smile:
16:29
+1
Наверное также вербуют в ИГИЛ — промывая мозги…
Ррао
17:02
Парни 3 ликвидированы
Загрузка...